«Самое главное – это человеческие отношения», - считает Валерий Ахадов


«Самое главное – это человеческие отношения», - считает Валерий Ахадов

В Москве прошел II медиафестиваль патриотической тематики «Родина в сердце».

В рамках фестиваля в Центральном Доме журналиста состоялись мастер-классы известных режиссеров и журналистов. В один из дней гостем фестиваля стал режиссер Валерий Ахадов. Тема мастер-класса была «Образ Москвы в кино и на телевидении», но разговор, конечно, вышел далеко за рамки намеченного. А начался он с творчества самого Валерия Бакиевича. Режиссер показал отрывок из своего фильма «Кто поедет в Трускавец». У картины, главные роли в которой сыграли Маргарита Терехова и Александр Кайдановский, в этом году юбилей, ей исполнилось 40 лет.

- Советскими женщинами этот фильм был признан классикой. Им понравилось, что даже у таких прожженных циников, как герой картины, тоже, оказывается, что-то есть в душе. Я всю жизнь занимался одной темой: любовь и семья. И у меня несколько картин - семейные истории, семейные дела, семейные драмы. Хотел снять «семейное счастье», но ни один сценарист не согласился написать об этом, сказал, что такого не бывает. Вот это, грубо говоря, поляна, на которой я работаю, и мне это доставляет удовольствие, я могу высказать все, что у меня болит, что меня радует и так далее. Это такая неисчерпаемая, вечная тема. Так же, как и любовь, - признается режиссер Валерий Ахадов.

- Валерий Бакиевич, каким на ваш взгляд должно быть патриотическое воспитание?
- Я – сын. Я – отец. Я – дед. И я даже прадед. У меня три дочери. Я никогда их не воспитывал, ни в патриотическом, ни в либеральном, ни в каком другом духе. И моя супруга тоже. Несмотря на то, что она педагог по образованию, и долгое время работала в этой области. Мы живем, и наши дети и внуки смотрят на нас. Если мы врём, и они будут врать. Если мы любим Родину, и они будут её любить. Никакими другими способами, кроме личного примера, воспитать человека невозможно. А ближе всех те, кто рядом. Мне очень не нравится это разделение, которое сейчас обострилось. Я думаю, что это пройдет. Я за тихий патриотизм. Я же не выхожу на улицу и не кричу «я люблю свою маму, я люблю своего папу». Это настолько естественно. Так же и с Родиной. Надо просто хорошо работать, делать свое дело, быть по возможности честным человеком.
- Что для вас означает понятие Родина?
- Это сложный вопрос. С шести месяцев от роду я живу в Москве, учился здесь. Потом я большую часть жизни прожил в Таджикистане, в Душанбе. У меня друзья и здесь, и там. Уехал я оттуда в начале 90-х, увезя с собой русский театр, где я был главным режиссером. Я считаю, что мне на том свете это как-то зачтется, потому что те актеры, которые со мной были, не знали, куда им деваться. Я сказал «давайте уезжать вместе». У меня уже была неплохая репутация и в кино, и в театре. Сам бы я мог, наверное, раньше перебраться сюда и спокойно работать. Но я уехал с ними в Магнитогорск, на пустое место. Мы сделали там хороший театр. Я прожил там восемь лет, с моими ребятами. Мы в какой-то степени спасли жизни их и их детей. Вы знаете, сколько русскоязычных переехало в Россию во время гражданской войны в Таджикистане? Были большие сложности. Таджики, которые переезжали, легче ассимилировались здесь, они знали, что приехали не домой, а в гости. А русские вроде бы приехали домой, но оказалось, что это так трудно. Я честно вам скажу: для меня пока родина – это, наверное, все-таки Советский Союз, все это обширное пространство. Не хочу лукавить, но это так. И, наверное, это так и будет. У старших моих девочек тоже так. А вот внуки уже другие люди, они не знают той жизни. Что такое родина вряд ли можно объяснить словами. Конечно, когда была война, все горело, менялось в прекрасном, интернациональном городе Душанбе, у многих, и у меня в том числе, возникли мысли об эмиграции. Я тогда как раз закончил картину «Руфь» с Анни Жирардо, мы приехали на премьеру, когда начались погромы, и она говорит «не уезжайте, будете жить, устроитесь, вы же профессионал». Я поехал в Париж на полтора месяца и понял, что не мое. Так что, понятие родины очень обширно. Оно и больное, и очень счастливое.

- Как менялась экранная Москва с 60-х годов до наших дней?
- Я сейчас скажу с практической, режиссерской точки зрения. Старую Москву сейчас снять невозможно. Снимают ее где угодно, в других городах, но не в столице. Сильно поменялся город. Я помню свое детство, 50-е годы. У меня даже был когда-то такой сценарий, который назывался «Пора, не пора, иду со двора». Это вот 50-е годы, детские площадки, когда мы могли выходить на улицы, играть во дворе. Двор был основным местом жизни детей. Родители спокойно отпускали детей туда, потом кричали «иди, поешь», никто, конечно, не хотел уходить. Если посмотреть сейчас картины 60-х, даже 70-х годов – там хорошая Москва. Она очень теплая. Сейчас она, конечно, стала пожестче. Если я сейчас проеду с камерой по некоторым улицам, нельзя будет понять Москва это, или может быть Торонто. Но, кстати, что касается реконструкции улиц, у меня нет к нему негативного отношения. Не могу сказать, что меня это угнетает. Я понимаю, что стоит старый дом, его надо сохранить. Но люди должны жить в нормальных условиях, чтобы не сгорело в этом доме деревянное перекрытие и так далее. Может быть, не очень качественно сейчас все делается, но это, к сожалению, знак времени. Но то, что много появилось пешеходных улиц, мне нравится. А мы – кинематографисты, телевизионщики – вынуждены снимать то, что есть. Старое воссоздать сложно, рекламу снять с улиц, машины убрать. Мы как-то в Лондоне ехали на выбор натуры, взяли человека, который за деньги показывал нам все, что надо. Мы говорим «хотим в этом уголке снять». Он отвечает «пожалуйста, это возможно, это стоит 30 000 фунтов, потому что надо отсюда убрать машины и рекламу, и заплатить тем людям, кому в окна будет светить ваш свет». В Москве это практически сделать невозможно. Но Москва красива. И та, что была раньше, и та, что сейчас. И ее образ все равно создается людьми. Да, мы можем полюбоваться красотами, но самое главное – человеческие отношения.
- Какой из российских фильмов в последнее время произвел на вас наибольшее впечатление?
- Мы недавно всей семьей ходили на фильм «Салют 7». Мы поплакали, посмеялись, порадовались. Вот хорошая коммерческая продукция (в хорошем смысле слова), которая и трогает, и приподнимает, и ты оказываешься сопричастным тому, что происходит. Видимо, авторы были заряжены этой идеей, говорили своим голосом, не фальшивили, им это тоже было в кайф, и они нам это передали. В зале были люди разных возрастов, было много молодежи, и все смотрели с большим удовольствием. Потом я недавно посмотрел «Аритмию». Очень хорошая картина. Есть замечательные фильмы. Мы проводим каждый год в декабре в Москве кинофестиваль «Сталкер», там всегда прекрасная подборка фильмов.

Наше досье

Валерий Ахадов родился в 1945 году в Самарканде. Окончил режиссерский факультет ВГИКа. В 1989 году создал и возглавил в Душанбе экспериментальный театр-студию «Полуостров». В 1991 году вывез основную часть труппы в Магнитогорск. До 1998 года работал главным режиссёром Драматического театра им. А. С. Пушкина (г. Магнитогорск) и вёл актёрскую мастерскую в Магнитогорской государственной консерватории. С 2004 года ведет режиссерскую мастерскую во ВГИКе и на Высших курсах кино и телевидения. Снял фильмы «Кто поедет в Трускавец», «Руфь», «Женщин обижать не рекомендуется», «Подмосковная элегия», «Парниковый эффект» и др.

Александра Иванова

Связаться

Тел. 8-495-518-81-41

Email: na.zapade.m@gmail.com

Издатель
ООО "Версия"
О газете
  • Информация
  • Официальный сайт газеты "На Западе Москвы" Префектуры Западного административного округа города Москвы.
Статистика
  •  
  • Яндекс.Метрика
Поиск
©