Почему американские асы так боялись советских летчиков - героев Великой Отечественной войны?

08.05.2015

Почему американские асы так боялись советских летчиков - героев Великой Отечественной войны?

Казалось бы, проще простого вопрос: героем какой войны был самый результативный советский ас Иван Кожедуб? На первый взгляд, ответ очевиден -героем Великой Отечественной. И три его «Золотых звезды», полученные в 1944 и 1945 годах, лучшее тому подтверждение. Но это на наш с вами взгляд, а вот янки считают иначе. С именем Кожедуба связаны два самых черных дня американской военной авиации -12 апреля и 30 октября 1951 года. В эти дни наши противники в корейской войне понесли едва ли не самые сокрушительные потери.

В апреле 1951 года на боевое дежурство в северокорейском небе заступила 324-я Свирская краснознаменная истребительная авиадивизия под командованием Ивана Кожедуба. В этой связи американцев напрягли два обстоятельства: репутация Кожедуба, лично сбившего более 60 самолетов германского люфтваффе, и непонятный им специфический язык, на котором новоприбывшие русские общались в радиоэфире. Свою репутацию Кожедуб подтвердил уже 12 апреля, в последний раз взлетев в составе ударной группы истребителей, а вот что касается странного русского языка... Кожедуб знал о том, что американцы, владеющие литературным русским, внимательно слушают радиоэфир. И, дабы ввести противника в ступор, приказал своим летчикам в бою разговаривать только на русском матерном. Американцы слышали обрывки знакомых слов, но решительно ничего не могли понять. Они знали, что русское выражение «всем трава» означает «заходите на посадку», но не сразу уразумели, что и слово, похожее на «песец», означает практически то же самое.

КАК ИВАН КОЖЕДУБ СТАЛ ЛИ CИ ЦЫНОМ

Вспоминая о былых победах, Иван Кожедуб шутил, что на три года, пока он служил в Корее, ему пришлось сменить имя с фамилией - на Ли Си Цын. И этого Ли Си Цына американцы боялись не меньше, чем немцы Кожедуба. Хотя совершил Ли Си Цын один-единственный боевой вылет, после чего советское руководство строго-настрого запретило Кожедубу лично участвовать в боях. Так из-за чего же американцы так боялись летчика Ли Си Цына?

Ранним утром 12 апреля 1951 года 48 американских бомбардировщиков В-29 под прикрытием сотни истребителей устремились к китайским городам Аньдун и Сингисю -их целью был железнодорожный мост через реку Ялудзян. Сохранить мост было чрезвычайно важно - по нему осуществлялись практически все военные поставки из Китая в Северную Корею. И на самом подлете к мосту американцев встретили советские истребители - новенькие МиГ-15 «бис». Их было всего 36 - против целой армады американцев. Но в одном из истребителей сидел сам Кожедуб -верней, китайский лётчик по имени Ли Си Цын. Наши сходу сбили десяток «суперкрепостей» и еще столько же повредили. Американцы даже не стали вступать в бой - они развернулись и пустились наутек. В том поединке наши не потеряли ни единого самолета!

Участник того боя, Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Георгий Лобов писал в своих воспоминаниях: мол, американцам было так стыдно за свое бегство, что решено было скрыть понесенные потери. Официальный рапорт о столкновении с Ли Си Цыном и его асами гласил: «Бомбардировщики были атакованы 72 или 64 реактивными истребителями противника. В ожесточенном бою были потеряны 3 бомбардировщика В-29 и 7 повреждены, тогда как огнем пулемётов бомбардировщиков были сбиты 9 и, возможно, еще 6 истребителей противника». Грешно врать, но иногда приходится - во спасение запятнанной позорным бегством репутации.

АМЕРИКАНЦАМ ПРИШЛОСЬ ПРИВРАТЬ О ЧИСЛЕННОСТИ НАПАВШИХ РУССКИХ

Но того, апрельского разгрома, янки, по-видимому, показалось мало. И история повторилась - правда, уже без личного участия Ли Си Цына -Кожедуба. Впрочем, и второй раз, 30 октября того же года, американцам задали трепку асы из 324-й геройской. Та же река Ялудзян, тот же мост - и в небе над ними армада «суперкрепостей» и прикрывающих их истребителей. В том бою советские летчики сбили 12 американских бомбардировщиков и 4 истребителя сопровождения, потеряв при этом один самолёт. Однако потрепанные американцы преуменьшали свои потери, делая акцент якобы на несметном количестве советских истребителей.

Так сколько же самолетов участвовали в том памятном бою? Вот, что на сей счет заявляют российские военные историки: в налете 30 октября американцы применили 21 бомбардировщик и 200 истребителей различных типов. Мы же никак не могли поднять в воздух 200 самолетов, как пишут американцы - у нас их просто не было. На двух аэродромах в Аньдун и Мяогоу дислоцировалось всего 56 МиГ-15. Причем 12 машин оставалось в резерве на случай прорыва противника к переправе и для прикрытия аэродромов, а в бою участвовали лишь 44 истребителя.

КИТАЙСКИЙ И КОРЕЙСКИЙ ЯЗЫКИ НАШИ ЛЕТЧИКИ ТАК И НЕ ОСВОИЛИ

Всего за три года корейской войны было сбито 170 американских «суперкрепостей» -янки потеряли практически всю свою стратегическую авиацию, находившуюся на Юго-Восточном театре военных действий. Днем американцы вообще не летали - не рисковали. Вылеты осуществлялись исключительно по ночам, и только одиночными самолетами.

Участники той войны вспоминали, что летать им приходилось с корейскими опознавательными знаками на фюзеляжах, в китайской форме и без документов - официально Советский Союз в той войне не участвовал. Возможно, Сталин избегал открытого столкновения с американцами, опасаясь начала Третьей мировой. Советским летчикам запрещалось летать над морем и приближаться к линии фронта южнее линии Пхеньян-Вонсан, чтобы избежать попадания в плен. Изначально все переговоры в радиоэфире предписывалось вести исключительно на китайском или корейском языках. Лётчикам даже раздали блокноты, где русскими буквами были записаны китайские команды. Но вскоре на разговорчики в радиоэфире плюнули - наши летчики не всегда могли внятно прочесть непонятные им слова.

Надо сказать, что американцы хорошо знали о запрете советским летчикам летать над морем и, когда в бою становилось жарко, улетали именно туда, не опасаясь, что за ними увяжутся преследователи. А часть суши вдоль границы Китая и Кореи американцы назвали «Аллеей МиГов». Хотя правильней было бы назвать это место «Аллеей сбитых «сверхкрепостей».

Из воспоминаний участника боев, Героя Советского Союза, генерал-лейтенанта авиации Георгия ЛОБОВА:

«Американцы назвали день, когда им задали трёпку асы из 324-й геройской авиадивизии «черным вторником». «Черный вторник» означал нечто большее, чем крупное поражение - полный крах стратегической авиации США. В публикациях об этом бое американские авторы допускали тенденциозность, преуменьшая свои потери и подчеркивая невероятно большое количество советских истребителей. Это делалось с целью хоть как-то поддержать престиж авиации США, успокоить общественность, скрыть грубые промахи своего командования, недостатки боевой техники и крайне низкий моральный дух летного состава.»

СТИМУЛЫ ДЛЯ ГЕРОЕВ

За один сбитый истребитель советским летчикам, участвовавшим в корейской войне, платили тысячу рублей. А за бомбардировщик - целых полторы тысячи. Разумеется, стимул работал: советские асы буквально охотились за американцами по ночам. Были и другие стимулы - за три любых сбитых самолета давали Орден Красного Знамени, за пять -Орден Ленина, а за шесть -представляли к званию Героя Советского Союза.

-- Георгий ФИЛИН


← Собянин вручил ветеранам юбилейные медали "70 лет Победы"

→ Поздравление с Великой Победой Валерия Беляковича, народного артиста России, основателя Театра на Юго-Западе


©