Коронавирус: вчера, сегодня, завтра. Директор медцентра МГУ рассказывает о малоизученных сторонах заболевания

Коронавирус: вчера, сегодня, завтра. Директор медцентра МГУ рассказывает о малоизученных сторонах заболевания

Медицинский научно-образовательный центр МГУ имени М.В.Ломоносова стал одной из многих клиник, которые на время эпидемии коронавируса были перепрофилированы в инфекционные стационары. Сегодня центр, можно сказать, постепенно возвращается к своей обычной деятельности. Стационар не принимает новых больных и работает на выписку. В настоящее время в клинике находятся менее 60 пациентов. Мы пообщались с директором центра, академиком Армаисом Альбертовичем Камаловым, который рассказал о том, как работал стационар в непростые для него дни.

Армаис Альбертович, когда центр был перепрофилирован в инфекционный стационар?

- C 21 апреля Медицинский научно-образовательный центр приступил к приему пациентов с коронавирусной инфекцией. До этого нам было дано две недели на подготовку персонала и перепрофилирование клиники, по сути, в инфекционную больницу.

Были созданы санпропускники, которые могли бы отделить «зеленые» зоны от «красных». Врачам центра предоставили места для проживания. На отдельных этажах клиники расположились порядка 170 специалистов. Все они обеспечены трехразовым питанием. Подготовлено отделение обсервации, на случай необходимости временной изолирования медицинских работников МНОЦ.

Нам в какой-то степени было легче, чем монопрофильным федеральным клиникам. Ведь в нашей команде работают много узких специалистов: опытные кардиологи, рентгенологи, терапевты, эндокринологи, хирурги, которые принимали участие в ежедневных телеконсилиумах для обеспечения консультативной помощью врачам, работающим в «красной зоне».

Вся профессура консультировала пациентов, выбирался индивидуальный подход к лечению каждого больного. Каждый руководитель клинических, параклинических и технических подразделений клиники был оснащён специальной рацией, настроенной на одну волну. Таким образом, можно оперативно выявлять проблему, и находить наиболее результативный способ ее решения.

Госпитализация в нашей клинике была построена по принципу, одна палата - один пациент. Это нам во многом помогло для разграничения поступающих больных. Ведь мы изначально не знали у кого какой диагноз, многие поступали по «скорой». Надо было определять: кто чем болеет.

Мы также очень быстро поняли главное – что в этом вирусе есть ряд особенностей, которые нужно учитывать: в первую очередь - влияние на реологию (текучесть) крови, повышенная микроангиопатия, которая приводила к тромбозу мелких сосудов. С учетом этих особенностей нам необходимо было выработать протокол лечения. Мы полностью отошли от тех рекомендаций, которые пришли к нам из-за рубежа - препараты, которыми лечат ВИЧ, малярию и антибиотики. Мы никак не могли понять - зачем они нужны. К примеру, вирусную инфекцию никогда не лечили за счет антибактериальной терапии, она неэффективна и снижает иммунную систему организма, не давая, таким образом, иммунитету бороться с вирусом.

А противомалярийные препараты имеют высокую токсичность по отношению к печени, негативно влияют на сердечно-сосудистую систему, могут вызывать аритмию. Таким образом, назначать препараты, которые усугубляют состояние пациентов, нам показалось абсолютно неправильным.

Очень важно было четко понимать, что тяжелее всего переносили коронавирус те, у кого были сопутствующие болезни. Нередко приходилось лечить не столько вирус, сколько ряд хронических заболеваний.

Также мы очень редко переводили людей на ИВЛ (аппарат искусственной вентиляции легких). Мы считали это вынужденной, безвыходной ситуацией. А еще наши врачи научились заранее диагностировать так называемый цитокиновый шторм, который запускает аутоиммунную реакцию и организм начинает сам себя буквально разрушать изнутри. Мы начинали упреждающую терапию, которая помогала предотвратить развитие тяжелых последствий.

Врачи нашего центра пролечили более 430 больных, из них скончались трое – это тяжелые, возрастные пациенты с хроническими заболеваниями. Поэтому нам кажется, что мы смогли найти пускай не ключ, но ключик к решению проблемы.

Как вы считаете, важна ли реабилитация пациентов, перенесших коронавирус?

- Да, я думаю, что необходимо создание комплексной программы реабилитации. Это и медикаментозная, и физиотерапевтическая помощь с использованием различных аппаратов: гипокситерапия, ингаляции с помощью гелий-кислородной смеси и др. Наша клиника готова стать одной из баз для подобной реабилитации.

Армаис Альбертович, а правда, что коронавирусом чаще болеют мужчины, нежели женщины?

- Да. И смертность среди мужского населения была выше. Есть данные, которые свидетельствуют о том, что вирус может сесть на рецепторы клеток Лейдига (они вырабатывают тестостерон). Хотя это требует дальнейшего изучения для достоверного подтверждения.

Есть ли основания полагать, что вирус негативно сказывается на детородной функции?

- Пока это не доказано, но вероятность существует. Возможно, в будущем будут проведены исследования, которые позволят определить особенности сперматогенеза мужчин, переболевших коронавирусом, насколько он мог быть нарушен на фоне перенесенного заболевания.

Что вы можете сказать о проводимых в центре исследованиях препарата для лечения коронавируса?

- Нами проводились клинические исследования по изучению эффективности различных групп препаратов и их комбинаций, в том числе и отечественного противовирусного препарата «Фавипиравир», который сейчас широко обсуждается, создан российской фармкомпанией. Это, по сути, дженерик, аналог препарата, разработанного в Японии еще в 1996 году для лечения вирусной инфекции. Но потом он был забыт на каком-то этапе. Наша клиника является одним из учреждений, на базе которых проводится многоцентровое исследование по изучению эффективности данного средства. У нас есть группа пациентов, которая получает эту терапию. Пока однозначно сказать что-то сложно. Мы ведем постоянное наблюдение за их состоянием. Выводы об эффективности лечения можно будет сделать только после завершения клинического исследования.

Как вы думаете, изменится ли мир после эпидемии?

- Мне кажется да, мы несколько иначе будем смотреть на окружающий мир, будем больше соблюдать гигиенические нормы. Ведь враг в виде различных инфекций не дремлет. Ношение масок, перчаток рано или поздно уйдёт в прошлое, но люди, думаю, все же будут более бережней относиться к своему здоровью и укреплять свой иммунитет. А это правильно.

Фото: Кирилл Журавок

-- Елена Краснова


← Собянин: Московские врачи спасли десятки тысяч людей с коронавирусом

→ Экстренное предупреждение о неблагоприятном метеорологическом явлении


©