Оставайтесь на месте, вас обязательно найдут!

Оставайтесь на месте, вас обязательно найдут! Фото: Пресс-служба Департамента по делам ГОЧСиПБ города Москвы

На помощь спасателям приходят кинологи.

Летом и осенью в подмосковных лесах самый разгар грибного сезона поэтому кинологов очень сложно застать на месте. Кинологическая группа Пожарно – спасательного центра Москвы была создана двенадцать лет назад. Сегодня она входит в состав аварийно-спасательного отряда № 6 и базируется на западе столицы, в районе Ново-Переделкино.

Сейчас это единственный в столице отряд кинологов с собаками, аттестованный по профилю «поисково-спасательные работы» - то есть работающими по поиску людей, заблудившихся в лесу или пропавших под завалами после различных чрезвычайных происшествий. Ежедневно на суточное дежурство заступает кинологический расчет, состоящий из двух кинологов-спасателей со своими питомцами.

В перерыве между их выездами нам удалось побеседовать с Ириной Осиповой – кинологом отряда АСО №6.

Ирина и ее питомцы - австралийская овчарка Никки и ирландский сеттер Рей всего несколько месяцев назад пришли работать в кинологический отряд ГКУ «ПСЦ». Но опыт спасения у них впечатляющий – за восемь лет волонтерства в поисковом отряде «Лиза Алерт» и общероссийской общественной организации "Российский союз спасателей", Ирина с Никки и Реем, спасла около двух десятков человек.

- Ирина, почему именно кинолог – поисковик?

- Изначально и целенаправленно я завела собаку под поиск, обучила и пришла к волонтерам, мы ездили на поиски, на тренировки, а потом я решила, что можно и на работу устроиться. (Смеется).

- Получается, эта кинологическая группа одна такая на всю Москву? И зона выезда у вас какая?

- Ну во-первых – Москва. Если это лес, то все большие парковые зоны– Лосиный остров, Битцевский парк, Мещерский лес – там тоже люди блуждают, ну и Новая Москва, лесов там много. Если берем большие парки - например, Битцевский – он весь в дорожках, но люди почему-то уходят с дорожек, теряются…

- Ирина, расскажите про ваш отряд, как вы работаете?

- Общая численность кинологического отряда – 9 человек с собаками, пять смен. Каждый кинолог работает только со своей собакой. Собака личная, лично подготовленная, она живет с нами дома, приезжаем на работу и уезжаем мы каждый со своим питомцем. Дома они любимые «пусечки», спят на диванчике, как обычные собаки.

На выезде, как правило, у нас работает пара кинологов, каждый со своей собакой и со спасателем из пожарно-спасательного центра – то есть мы обязательно в лес ходим парами, это техника безопасности.

- Ирина, какие советы можете дать людям, собирающимся в лес?

– Главное - яркая одежда, заряженный телефон, свисток, таблетки, еда, запас воды, даже если человек идет на один час. Часто идут на час, а оказывается, что мы только утром находим человека.

- Зачем нужен свисток?

- Ну вот мы сами используем свистки, когда ходим в поиске, в лесу – особенно утром. Как правило проблуждавшие всю ночь и уставшие люди засыпают к рассвету. Если мы будем работать на отклик, кричать и звать по имени – они могут не услышать, а вот свисток может их разбудить. Чаще всего теряются все же пожилые люди, и им сложно уже кричать, говорить, но дунуть в свисток - они могут. Допустим, если этот человек не может нам откликнуться – «Я здесь», или «Эй», то он может свистнуть.

- А как можно помочь собаке найти человека?

- Никаких сосисок в карманы пихать не надо. Есть в интернете такие советы – если произошло землетрясение – положите сосиску в карман и сидите дожидайтесь, когда собаки-спасатели вас быстро найдут – это неправда (смеется)

- И как же тогда собака ищет людей?

- По запаху. В лесу мы работаем по квадратам - забиваем сетку в навигатор и по квадратам 500 на 500 метров ходим галсами (Галс - расстояние между маршрутами поисковиков). И кто бы у меня не был в этом квадрате – собака к нему приведет.

Если человек уже сидит, спит, то собака к нему придет быстрее, потому что он долгое время на одном месте находится и запах концентрируется, дальше в стороны расходится.

То есть не нужно метаться?

- Ни в коем случае ходить не нужно! Если вы заблудились, вы позвонили в 112, сказали: «Я заблудился, вижу то-то и то-то, заходил там, шёл туда…» и всё, стойте на месте, не нужно больше ходить. Даже если слышите сирену, если у вас нет четкой связи со спасателями, что да – это их сирена, и да – они ждут вас, не нужно никуда идти, тем более ночью.

- Ведь там может быть еще эхо и трудно бывает сориентироваться?

- Да, кстати, многие продолжают блуждать, и когда их находишь уже, рассказывают: «Мы слышали дорогу!» И пошли в ту сторону, хоп – и мы слышим ее с другой стороны, опять идем и в результате кружимся и блуждаем.

Самое основное – это оставаться на месте и обязательно нужна яркая одежда, потому что все одеваются в лес непросто в неброские цвета, а часто даже подбирая под цвет листвы осеннего леса, например. В лес нужно одеваться ярко! Грибы - они не боятся ярких одежд (Смеется).

- А если поступают два вызова на поиск?

- Пока один не отработаем, на второй не едем. Но на второй приезжают волонтеры.

- То есть на любых потерявшихся в лесу вызывают в первую очередь вас?

- Да, кинологи, спасатели, «Лиза Алерт» - их тоже обязательно оповещают, если приходит сигнал о потерявшемся человеке на номер 112.

- И часто так бывает?

- Ну (тьфу-тьфу-тьфу) только сегодня пока не едем никуда, а так – каждую смену…

- А в среднем получается сколько времени на поиск тратится?

- Так как в основном все же люди на связи, с телефонами – в среднем часа три. Это от момента получения вызова, и пока мы доехали до места, как-то сориентировались – либо мы пойдем их искать, либо они выйдут на сирену. Часа три – это такой хороший, легкий поиск. А бывает – уехали днем, приехали утром, не нашли… И поехала вторая смена. У меня в смене было – ребята искали весь день, всю ночь, не нашли, на следующее утро уже мы поехали, и уже на месте узнали, что потерявшихся нашли. Нашли с вертолета – слишком далеко ушли…

- Если человек не берет с собой в лес телефон?

- К сожалению - бабушки, дедушки, его часто не берут – боятся потерять.

- И как быть в этом случае?

- Здесь сложнее. Если такие люди уходят и теряются – начинаются догадки - неизвестно в лес человек пошел или еще куда-то. Как правило они одиноки, и если никого нет рядом – то в поиск не заявляют, пока родственники не забьют тревогу. Соседей опрашиваем – «Ну она хотела за грибами пойти». И тут выясняем – в какой лес она обычно ходила. Как правило это – СНТ, лесов там несколько, зайти она могла здесь, могла здесь…могла здесь… соответственно прорабатываются все три версии. Везде заходим.

Были случаи, когда ты зовешь, кричишь, а человек не откликается, потом буквально натыкаешься на него спрашиваешь – и слышишь в ответ – «Но я же не потерялась». Они не в курсе, что они потерялись.

Был случай – нам передали, что потерявшуюся бабушку зовут Александра. И мы ее кричали, звали – «Саша, Александра!» – но она не откликалась. Она знала, что потерялась - сидела на месте, ждала, когда ее найдут. И когда мы ее нашли, на вопрос: «Так что же вы не откликались?» она ответила – «Так ведь я же не Саша». Нам просто неправильно имя сказали.

- Бывают ли выезды не в сезон?

Да, зимой часто теряются лыжники, лыжники - это – основное, если про лес. А все остальное – это техноген - обрушения, провал грунта…

- А вне работы как вы проводите время?

- И в свободное от основной работы время мы так же ездим искать, в качестве волонтеров с «Лизой Алерт». А еще - официально занимаемся канистерапией с детками в Психолого-Педагогическом центре. Кроме аттестации по поисково-спасательной и горно-лавинной специальности, Никки и Рей - аттестованые собаки-терапевты.

(Для справки: Канистерапи́я — метод лечения и реабилитации с использованием специально отобранных и обученных собак. Канистерапию используют в медицинской и социальной реабилитации.)

 


← Новая собачья площадка в Можайском районе

→ Завершился открытый чемпионат Москвы по многоборью спасателей


©