«В Солнцеве сохранились голубятни – жив дух старой Москвы», - считает актёр Театра на Юго-Западе Евгений Бакалов

«В Солнцеве сохранились голубятни – жив дух старой Москвы», - считает актёр Театра на Юго-Западе Евгений Бакалов

Заслуженный артист Российской Федерации Евгений Бакалов сегодня живет и работает на западе Москвы. Его домом стал Театр на Юго-Западе, созданный Валерием Беляковичем. Влюбился в спектакли Мастера Евгений Бакалов давно, еще будучи актёром Пензенского областного драматического театра им. А. В. Луначарского.

Тогда он сыграл Ланцелота в «Драконе», которого Валерий Белякович ставил в Пензе. И больше без Мастера и его театра себя не мыслил. О сцене Юго-Запада, магии старого здания на проспекте Вернадского, 125 и о районе Солнцево, где все еще жив дух старой Москвы, мы побеседовали с Евгением Васильевичем Бакаловым в стенах родного театра.

ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ С РЕПЕТИЦИЙ

- Евгений Васильевич, знакомство с Театром Валерия Беляковича произошло еще в Пензе, чем вас поразил Белякович-режиссер, как работали над первой своей ролью в спектакле Мастера?

- В 1988 году Валерий Белякович ставил на сцене Пензенского областного драматического театра им. А. В. Луначарского «Трактирщицу» и «Дракона» по пьесе Шварца. Я сыграл Ланцелота в «Драконе». Ставил Белякович стремительно, за 10 дней был готов спектакль. Я сразу влюбился в его режиссерский почерк, в манеру работать , в то, как Мастер проводил репетиции. Неформальная атмосфера предполагала открытость и исповедальность, о скуке и рутине не могло быть речи, я жил этим спектаклем все 10 дней репетиций, больше ни о чем не мог думать. Казалось, вошел в русло мощной реки…Валерий Романович покорил меня как творец и человек, а ведь я видел много передовых спектаклей того времени, общался с разными режиссёрами, но ничего подобного не испытывал. Потом я приехал в столицу, побывал в Театре на Юго-Западе, смотрел самые яркие постановки Мастера и в Москве, и в Пензе, куда Белякович со своим коллективом приезжал на гастроли. Видел «Гамлета», который меня просто убил своей мощью, выразительностью, ослепил гениальной режиссурой- ничего лишнего на сцене, предельный минимализм, только свет, музыка, актер с его живой душой, страдающий, мыслящий, горящий страстью.

ПЛАНЕТА АКТЁРОВ

- Вы заняты во многих спектаклях Валерия Беляковича: «Гамлете», «Макбете», «Мастере и Маргарите», «Дракуле», «Куклах», «Даешь Шекспира!», которые продолжают идти на сцене Юго-Запада. Что, по вашему, их объединяет, и каков вообще Театр Беляковича?

- Это – выброс энергии, фиксация на главных темах – жизни и смерти, это театр шекспировских страстей, отсюда и выбор авторов . В центре Театра Беляковича – актёр. Декораций почти нет, костюмы вторичны, зал небольшой – до зрителей рукой подать. Остается актер. Он планета, все остальное только фон. Концепция спектакля могла измениться в последний момент, Мастер любил вносить коррективы в уже готовую постановку. Неизменным условием формулы творчества оставался актер: все, что происходит на сцене, касается только его, он выходит к рампе, чтобы жить и умереть, выложиться до конца. Мы и сегодня так играем, так репетируем, так ставим.

- В театр возвращается зритель, после частичного снятия ограничений в связи с пандемией коронавируса, заполняемость зала составляет уже 50 %. Как это сказывается на вас как на актере, вы ощущаете разницу?

- Нам нужен зритель. У нас небольшой зал, и когда в нем 15 человек, этого мало. Люди разобщены между собой, нет единого дыхания, мощной обратной связи. Конечно, мы понимаем, что подобные ограничения вызваны суровой необходимостью, мы готовы играть в любых условиях и выкладываться полностью, но, когда зал полный или хотя бы заполнен наполовину, эмоция другая, чувствуется сопричастность зрителей , громче реакция, человеку нужен коллектив, в коллективе среди единомышленников легче открыться, проявить себя. Нет зажатости , обособленности, людей переполняют похожие чувства - это прекрасно. Зал становится живым.

ЛЕТИТЕ, ГОЛУБИ!

- Вы живете на западе Москвы, в Солнцеве, какие места чаще всего посещаете, что вам дорого в родном районе?

- Начну с того, что мне нравится не только в Солнцеве – мне дорог родной театр, само его здание на проспекте Вернадского, 125, здесь особая атмосфера, свой аромат. Да-да, не удивляйтесь в каждом театре свой особенный дух.. Я здесь работаю 17 лет, изучил все закоулки, все уголки, само здание для меня наполнено жизнью, мне нравится его запах. А в Солнцеве любимое место - парк «Мещерский лес». Здесь прекрасные условия для велопрогулок. Но истинное очарование района - его голубятни, одна из них расположена на пересечении улицы Главмосстроя и Боровского шоссе. Вижу из окна своей квартиры, как гоняют голубей, как птицы взмывают в небо. Меня это греет, ведь Москва всегда славилась голубятнями, только здесь этим увлекались с такой страстью, отрадно, что старый дух столицы живет в Солнцеве, есть еще люди, которые верны истинно московским традициям . Мне импонирует это их увлечение. Кстати, при голубятне возник целый птичий зоопарк, появились куры и гуси. Такая уютная патриархальность нашему району к лицу.

Фото: сайт Театра на Юго-Западе

-- Рита Долматова


← Собянин: Строительство развязки СВХ с проспектом Мира завершится в 2022 году

→ Спасатели Западного округа Москвы предупреждают о резком похолодании в выходные


©